Геральдика сегодня Научно-просветительский ресурс о современном российском герботворчестве
ГЕРАЛЬДИКА СЕГОДНЯ
| о проекте | добавить в избранное | сделать стартовой | написать письмо | карта сервера |

ОТКРЫТЫЙ ГЕРБОВНИК:
интернет-галерея российских гербовладельцев

 
 
Герб наугад:
БЕЛОНОГОВ Александр Юрьевич, Петрозаводск (2014)

ЛИЧНЫЕ И РОДОВЫЕ ГЕРБЫ
» Право на герб и традиция
» Гражданские гербы сегодня
» Гербы дворян: вчера и всегда
» Записки о родовой геральдике
» Дворянский герб: лицом к лицу

ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ РОССИЯ:
» - регионы и муниципалитеты
» - герб России на самом деле

ГИЛЬДИЯ ГЕРАЛЬДИЧЕСКИХ ХУДОЖНИКОВ:
» О гильдии
» Художники

НАУКА ГЕРАЛЬДИКИ
» Азы и основы
» Геральдическое чтение
» --

СПЕЦПРОЕКТЫ
» Геральдика в шедеврах
» Геральдический Петербург и вокруг
» Музей рязанской геральдики
» Геральдическая Москва
» Геральдический Иран
» Русская дворянская пуговица

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РФ:
» - Российской империи
» О геральдическом ведомстве
» Федеральные законы и указы
» Ведомственные акты
» Региональные законы и акты
»
 

ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЙ СОВЕТ
при Президенте РФ

Всë о геральдической службе России
 

 
ГЕРАЛЬДИЧЕСКОЕ ХУДОЖЕСТВО СЕГОДНЯ
 
 
 
ВСЕ АНОНСЫ RUSSIAN HERALDRY ВОПРОС? ФОРУМ ПОИСК:
версия страницы, оптимизированная для печативерсия для печати

Понять знать, или Феномен российского дворянства

[ 02.12.2009 ] // Михаил Медведев

Понять знать, или Феномен российского дворянстваСредневековые шведские законы определяли главный признак благородного сословия: дворяне не платили налогов. Прошли века – и шведской знати, наоборот, пришлось платить на один налог больше, чем все. Несколько лет назад исчезло и это отличие... Похоже, такова общая логика истории. Одни привилегии отмирают, другие становятся общим достоянием; на долю аристократии наших дней остаётся больше обязанностей, чем прав, да и те по большей части весьма условны.

Значит ли это, что золотой век знати прошёл? Или же он настаёт – потому что отпадают власть, исключительность, преимущества, а феномен дворянства, несмотря ни на что, сохраняется и предстает перед нами, как героиня барочной аллегории, в великолепной концептуальной наготе?

Принцип равенства, столь важный для современных политики и юриспруденции, не отменяет актуальности дворянства. В конце концов, оно веками аккумулировало опыт общества в области власти, ответственности и хороших манер. Хотя главная причина живучести знати и ее собраний – не в этом. А в том, что знать просто существует. Как исторический факт, врывающийся в сегодня, как аутентичное явление цивилизации. Собственно, дворяне есть, как есть белки или сойки. Было бы глупо спрашивать: зачем нужны сойки? Они нужны, потому что без них природа обеднеет… Можно рассуждать, как исчезновение соек может повредить экологическому балансу, но еще проще и куда вернее просто отвергнуть постановку вопроса. Что значит – зачем? Они – часть природы!

В этом смысле и родовое преемство, связывающее некоторых из нас с голубой кровью (а некоторых отнюдь не связывающее) – это часть природы гомо сапиенса, которую этот вид сам копит и формирует из века в век.

«Человеческий опыт показывает, что люди вообще склонны образовывать коллективы. Я говорю о добровольных коллективах, т.е. не воинских частях и не концентрационных лагерях. И коллективы эти образуются по самым разным причинам - по общности интересов, по общности места или времени рождения, по общности социального статуса (компании олигархов или бродяг) и по многим ещё. Оказалось, что общность социального происхождения в наши дни – тоже причина для объединения, – говорит Предводитель cанкт-петербургского дворянства, князь Андрей Петрович Гагарин. Физик-лазерщик, профессор Политехнического университета, он, как и дореволюционные лидеры сословия, вполне состоялся «в обычной жизни» и в этом же духе состоятельности строит дела Собрания. – Проработав большую часть жизни в научно-исследовательском институте, я не любил людей, охотно занимающихся общественной работой (обычно это бывало в ущерб профессиональной деятельности), поэтому, когда был избран Предводителем, испытал некоторое смущение. Однако через некоторое время я увидел, как много значит для людей вернуться, хотя бы иллюзорно, в круг своих предков, и стал чувствовать особую ответственность».


Герб князей Гагариных свидетельствует об их происхождении из Стародубской ветви потомков Рюрика. Среди предков князя Андрея Петровича (на фото) – святые Ольга и Владимир, Ярослав Мудрый и Владимир Мономах.

Существует множество способов формального обустройства знати. Например, в Нидерландах и в Финляндии корпорации дворянства имеют статус государственных органов; в королевской Испании или республиканской Франции защитой закона пользуются лишь фамильные титулы. В Германии дворянство как таковое не признано законом, однако благородные предикаты (например, «фон») и титулы сохраняются как часть имени. Иногда же закон вовсе игнорирует существование дворянства (как в Швеции или Ирландии) или пытается отрицать его, воспретить (как в Италии или Португалии). В таких случаях сохранение дворянской традиции поневоле становится частным делом. При этом есть европейская дворянская комиссия – «CILANE», с 1959 года объединяющая дворянские общества и корпорации разных стран, со всеми их различиями и особенностями.

Современное положение дворянства двойственно. С одной стороны – его последним прибежищем и сокровищем является историческая подлинность. С другой стороны – знать, лишившаяся власти, все больше зависит от общественного мнения. А в общественном мнении наших дней облик родовой знати искажен легендами и фантазиями как никогда.

Иными словами, то, чего ждут от дворянства, все чаще приходит в противоречие с его сущностью. Ждут некой сказки, игры. Рыцаря на коне, старичка во фраке с орденами и подагрой. А есть подлинность; есть лицо в толпе – литератор, банкир или сварщик, которого угораздило произойти по прямой линии от «нарочитых» предков.

Разумеется, в итоге мифы тоже находят себе воплощение, самозваные носители рыцарского духа претендуют на имя и место аристократии, и настоящее дворянство становится трудно разглядеть за окружающим его маскарадом. Во всем мире существует поразительно развитая индустрия производства и продажи вымышленных титулов, подложных родословий и самозваных орденов. Тут-то и обнаруживается, сколь незаменимы настоящие ассоциации знати. Самим своим существованием они противостоят невежеству, фальсификациям, грубому снобизму и элементарной глупости. Это – заслуга ничуть не меньшая, чем вся благотворительность, всё сохранение культурных традиций, какими только могут заниматься (и обычно занимаются) дворянские общества.

«Конечно, добывать документы, необходимые для доказательства дворянского происхождения – дело непростое, но в этом смысле мы, петербуржцы, находимся в исключительном положении, – продолжает князь Гагарин. – Архив Департамента Герольдии Правительствующего Сената находится у нас, в Российском Государственном историческом архиве. Это – основные документы Российского дворянства. Кроме того, наше Собрание имеет возможность пользоваться услугами замечательного специалиста Андрея Александровича Шумкова, официального генеалога нашего Собрания, с помощью которого десятки претендентов нашли все документы, необходимые для вступления.»

Учреждая в России дворянское самоуправление (в 1785 году), Екатерина II именно этого и хотела: чтобы российская знать – что бы ни творилось вокруг – сама содержала себя в порядке. По крайней мере – при решении вопросов местного свойства. Дворянские депутатские Собрания учреждались в уездах и – уровнем выше – в губерниях. Общероссийского Собрания не полагалось: дела всего сословия остались в ведении верховной власти. Лишь в 1906 году представителям Собраний было дозволено проводить Совет объединенного дворянства, но только для консультаций, без права что-то решать.

С одной стороны, дворянские Собрания и их выборные главы – Предводители дворянства – были частью государственной административной системы. С другой – это были представительские органы, формируемые «снизу» и уполномоченные действовать от имени всех дворян округа. Депутатские дворянские собрания занимались, как правило, не балами и не развлечениями (для этого существовали «Благородные собрания» – респектабельные городские клубы); главной задачей Предводителя и депутатов был учёт представителей сословия, ведение родословных книг, а также разбор доказательств дворянского происхождения.


Cтилизованные пальмы на обшлагах (слева) и воротнике мундиров губернских и уездных предводителей дворянства. Имелась ввиду не столько «пальма первенства», сколько стойкость, выносливость этого растения. Шитье особого рисунка, утвержденное императором Александром I для выборных от балтийского рыцарства, Николай I сделал общей принадлежностью российской знати (см. ниже мундир губернского предводителя дворянства).

Там, где дворянского поголовья недоставало (как в некоторых губерниях Сибири) или где местная знать считалась ненадежной (как в Царстве Польском), Собраний не было вовсе. Некоторые Собрания, напротив, пользовались особыми преимуществами: «рыцарства» Ливонии, Курляндии, Эстляндии и Эзеля (при вхождении в состав России местная немецкая знать сохранила прежние вольности), а также финляндское «рыцарство», наслаждавшееся, подобно всему Великому княжеству Финляндскому, обширной автономией во всех делах.

Российское дворянство объединяло людей совершенно разного происхождения и положения, множества национальностей и исповеданий, представителей разных культур. Общий ореол элиты объединял их весьма условно. Но именно разнообразие делало российскую знать органической частью общества; а готовность сотрудничать в Собраниях и служить вместе, презирая различия, была существенным элементом светскости.

Один из первых советских декретов объявил об упразднении сословий и титулов. Конечно, большевики – чья власть на тот момент была совершенно нелегитимна – не имели права отменить то, что создавалось не ими. Из пространства международного права дворянство России не исчезло. Да и для советского режима оно еще долго оставалось реальностью: дворяне по-прежнему числились таковыми, только с добавлением слова «бывший» и, чаще всего, с самыми неприятными последствиями. Но с формальной точки зрения новая Россия просто отсекла себя от дворянской традиции.

Множеству выходцев из дворянства нашлось, несмотря ни на что, место при новом порядке – начиная с Ульянова и Дзержинского и кончая Эйзенштейном или Олешей. О том, как «красный граф» Алексей Толстой сохранял дома прежний уклад, ходили общеизвестные анекдоты. То, как бедствовал под конец жизни лишенный пенсии Михаил Зощенко, в формат анекдота уже не ляжет. Зато квинтэссенцией анекдотического можно считать похождения гимна под пером представителя старого рода Михáлковых. В одних семьях боялись говорить детям об их происхождении, в других об этом вспоминали. Успех сравнительно немногих родовитых семей, что сумели стать советскими вельможами, имеет очень мало общего с выживанием дворянской традиции и тем более – дворянства как общности. Этой общности в России не осталось.

Между тем многим из губернских и уездных предводителей дворянства посчастливилось встретиться за границей. Там, вдали от реальных губерний и уездов, они не стали возрождать традиционную структуру официальных Собраний, а основали единый «Союз дворян». Именно этот Союз как представитель России стал одним из основателей «СILANE». Отдельно от Союза и от русской диаспоры сохранились «рыцарства» прибалтийских губерний (перенесшие свою работу в Германию) и Финляндии (где республиканская конституция закрепила за знатью ее статус). Парадоксальным образом эти дворянские общества, более не считавшие себя российскими ни в каком смысле, оставались – и остаются ныне – осколками имперской государственности и официальными корпорациями имперской знати.

Поздние советские времена уже не были отмечены последовательной травлей дворян. Из источника постоянной опасности благородное происхождение постепенно превращалось в обычную семейную реликвию. Но что с этой реликвией делать – с курьезной короной в гербе, с тянущимися где-то сзади корнями родословного дерева? Уж конечно, не воображать себя лучше других. Тут происхождение вообще ни при чем: люди, склонные болезненно заноситься, находят для этого предлоги независимо от реальности. Бежать на бал или на дуэль? Ни в том, ни в другом давно уже нет ничего специфически дворянского… Хорошо, если понимание, что делать с моральным наследством, воспитано с детства. Но как быть, если о происхождении боялись говорить даже в семье, если традиция была стеснена, придушена? Человек, несущий на плечах генеалогическое бремя, готов обратиться к себе подобным – к тем, у кого та же проблема. Но что делать, если дворянских обществ в России давно уже нет?.. Их воссоздание стало насущной культурной потребностью.

Когда открытые встречи представителей дворянских фамилий снова стали возможны в России, одни, движимые родовой памятью, пытались по возможности приблизиться к устройству дореволюционных Собраний, другие предпочли не связывать себя этими «старúнами». Зачем считать дворянами лишь потомков по мужской линии, зачем реконструировать самоуправление местных дворянских общин, для чего документально доказывать свое происхождение – да и возможно ли это теперь? Оказалось – возможно и нужно. Отказ от исторических критериев дворянского обустройства неизбежно оборачивался торжеством советского опыта.

Что-то ушло невозвратно. Скажем, критерий обладания недвижимостью в пределах губернии не может соблюдаться сегодня, после целой эпохи конфискаций, разорений и переделов имущества. Но большинство старых правил вполне применимо в наши дни. Чаще всего об этом просто не задумывались.

Множество людей, в том числе и члены настоящих дворянских семейств, объединились в союзы и группы, лишь по названию представляющие российскую знать. Увы, новые «правила игры» подразумевали некое новое дворянство, лишенное и правового, и исторического значения. Человек, заигравшийся в аристократа, будет, конечно, принят «в Европах» – но лишь среди таких же заигравшихся.

Петербург смог вырваться из этого печального ряда. Собрание приложило немалые усилия, чтобы не превратиться в нечто ему несвойственное, будь то политический союз, коммерческая структура или религиозное братство, и стало российским лидером в соблюдении верности букве и духу дореволюционных законов. Согласовать это с новыми законами удалось не сразу. Поначалу – с 1991 года – потомки и ценители дворянства образовывали вокруг Собрания буферное общество «по интересам». Лишь шесть лет спустя, в итоге правовых исследований и переговоров с Управлением юстиции, удалось найти обтекаемые формулировки и зарегистрировать устав Санкт-Петербургского губернского дворянского собрания как самостоятельной организации. На всём этом пути петербургские дворяне продемонстрировали такое замечательное светское качество, как сдержанность пафоса. Но отнюдь не его отсутствие…


Все губернские собрания, как присутственные места, имели право пользоваться малым гербом Империи. Вместе с тем, как элементы местного обустройства, они были уполномочены пользоваться гербами своих губерний. Сегодня Санкт-петербургское губернское дворянское собрание пользуется обоими гербами, соединив их в один в согласии с правилами геральдики.

Чтобы быть не только биологическими потомками, но и моральными преемниками славных родов, члены петербургского Собрания посвятили свои главные усилия не балам, а исследованиям, историческим конференциям и изданиям архивных данных. Им давно ясно, что любой простой ответ на вопрос «Что такое российское дворянство?» будет неверным.

Еще одно дело, традиционное для дворянских обществ – благотворительность: в первую очередь это дворянская взаимопомощь (и сто, и двести лет назад случалось, что дворяне нуждались), но, конечно, желание творить добро переступает сословные границы.

«Возможность заниматься благотворительностью возникла отчасти благодаря помощи родственников из-за границы, а отчасти – благодаря контактам с европейскими благотворительными организациями», – объясняет Андрей Петрович.

Петербургское собрание принципиально не участвует в политической жизни; многие его члены имеют ярко выраженные политические пристрастия, но для этого есть целый мир за стенами собрания… Такая позиция затрудняет сотрудничество с дворянами других регионов, чьи объединения в основном подконтрольны сильно – хотя и эклектично – политизированному «Союзу потомков российского дворянства» (он же известен как «Российское дворянское собрание»). Да и в самом Петербурге есть «параллельные» структуры с другим настроем, другими целями, в том числе – ветвь того же Союза потомков. Но Собрание не чувствует себя в изоляции. В самом Петербурге его постоянными партнерами и друзьями выступают научные центры, архивы. А среди «родственных» организаций Собрание находит себе ровню за рубежом, сотрудничая с Союзом русских дворян в Париже, эмигрантскими дворянскими обществами Бельгии и Финляндии, Рыцарским Домом Швеции, с Суверенным Мальтийским орденом и другими аристократическими корпорациями. Сам князь Гагарин – активный член Союза русских дворян и неизменный участник встреч CILANE, с его именем связано продолжающееся возвращение российской знати в международное сообщество.

«В «светской жизни» Петербурга мы – как организация – никакого участия не принимаем», – пожимает плечами Андрей Петрович. Он не доволен и не огорчен этим. Мне хочется в этот момент упрекнуть его за недостаточное усердие в public relations.

Жаль, что Собрания пока нет на карте питерского официоза и истеблишмента. Самому Собранию это и в самом деле не нужно. А вот городу не помешало бы.

[ Обсудить в форуме »» ]

 

© Дмитрий Иванов, учредитель ресурса (2002-2018 гг.). Хостинг: Геральдика.ру.
При полной или частичной перепечатке текстов в Интернете гиперссылка на https://sovet.geraldika.ru обязательна.

SSL