Геральдика сегодня Научно-просветительский ресурс о современном российском герботворчестве
ГЕРАЛЬДИКА СЕГОДНЯ
| о проекте | добавить в избранное | сделать стартовой | написать письмо | карта сервера |

ОТКРЫТЫЙ ГЕРБОВНИК:
интернет-галерея российских гербовладельцев

 
 
Герб наугад:
КРЫЛОВ Александр Борисович, Москва (2007)

ЛИЧНЫЕ И РОДОВЫЕ ГЕРБЫ
» Право на герб и традиция
» Гражданские гербы сегодня
» Гербы дворян: вчера и всегда
» Записки о родовой геральдике

ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ РОССИЯ:
» - регионы и муниципалитеты
» - герб России на самом деле

ГИЛЬДИЯ ГЕРАЛЬДИЧЕСКИХ ХУДОЖНИКОВ:
» О гильдии
» Художники

НАУКА ГЕРАЛЬДИКИ
» Азы и основы
» Геральдическое чтение
» "Грязная геральдика"

СПЕЦПРОЕКТЫ
» Геральдика в шедеврах
» Мальтийский Орден в России
» Геральдический Петербург и вокруг
» Музей рязанской геральдики
» Геральдическая Москва
» Геральдический Иран
» Русская дворянская пуговица

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РФ:
» - Российской империи
» О геральдическом ведомстве
» Федеральные законы и указы
» Ведомственные акты
» Региональные законы и акты
» Муниципальные акты
 

ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЙ СОВЕТ
при Президенте РФ

Всë о геральдической службе России
 

 
ГЕРАЛЬДИЧЕСКОЕ ХУДОЖЕСТВО СЕГОДНЯ
 
 
 
ВСЕ АНОНСЫ RUSSIAN HERALDRY ВОПРОС? ФОРУМ ПОИСК:
версия страницы, оптимизированная для печативерсия для печати

Структура герба: российская практика

[ 01.12.2012 ] // Михаил Медведев

Структура герба: российская практикаI. ЩИТ

Щит – основной и обязательный элемент герба, представляющий собой условное пространство для размещения гербовых полей (фонов) и фигур. Обычно (но не всегда) этому пространству придаются очертания, напоминающие о средневековом боевом или турнирном щите; отсюда и название. Есть несколько наиболее часто употребляемых форм щита, часто именующихся (весьма неточно и нетвердо) по странам Европы. Форма щита не фиксируется, при воспроизведении герба она может свободно меняться от случая к случаю. Есть, однако, особый тип щита – ромбоидальный; он употребляется в родовой геральдике, исключительно в женских гербах, по преимуществу – девицами и вдовами. Овальный и круглый щиты считаются нейтральными: они могут употребляться и как обычные, и как женские, вместо ромба.

Различные участки щита имеют особые названия: верх – это глава, низ – оконечность, середина – сердце и т.д.; есть четыре угла, подразумеваемые и тогда, когда щит изображен круглым. Правой стороной в щите (и вообще в гербе) именуется сторона, расположенная слева от зрителя, и наоборот! Подразумевается, что стороны определяются относительно хозяина герба, находящегося за гербовым щитом.

В гербе чаще всего присутствует один щит, но иногда (в результате соединения нескольких гербов в одном) их бывает два, три и т.д.; в Большом гербе Российской империи их более двадцати. Как правило, если в гербе два щита, один изображается маленьким (т.н. щиток) и помещается на фоне другого (обычно – «в сердце», получая название сердцевого щита). При этом он считается не фигурой в поле большого щита, а отдельным, самостоятельным щитом.

Теоретически щит может быть одноцветным, без изображений, но в России таких гербов не бывало: щит либо был разделен на разноцветные участки, либо украшен фигурами, весьма часто фигуры и деления сочетались.

Основные способы деления щита – по вертикали (щит рассечен), по горизонтали (пересечен), по диагонали (скошен справа, слева – имеется в виду геральдическая сторона). Если щит одновременно рассечен и пересечен, его именуют четверочастным, разделенным начетверо или же расчетверенным; если скошен справа и слева – разделенным накрест или в косвенный крест.

Возможны различные сочетания делений; одинаковые деления могут повторяться многократно. Если иное не оговаривается особо, щит делится на одинаковые по ширине участки. Обычно деление совершается прямой линией, но существует множество допускаемых в геральдике узорных делений в виде различного вида зубцов, волн, дуг.

Из числа гербовых фигур выделяются т.н. геральдические (Ю.В.Арсеньевым был предложен альтернативный термин «гербовные фигуры», довольно удачный, но пока не прижившийся.); это абстрактно-геометрические формы, в основном образуемые делениями. Их иное название – почетные фигуры (не потому, что они почетнее прочих, но, поскольку они не обозначают конкретных предметов и существ, весь их смысл сводится к почетности, вообще присущей гербам как предметам гордости их обладателей; Важнейшие геральдические фигуры – столб (вертикальная полоса), пояс (горизонтальная), правая и левая перевязи (диагональные), крест (образованный столбом и поясом), косой («косвенный», андреевский) крест, глава (отделенный верх щита), оконечность (низ щита), кайма (полоса по краю щита), стропило (две полосы, соединенные под углом). Как и деления, такие фигуры могут повторяться в пределах щита, сочетаться с другими фигурами и иметь ровный либо узорный край.

Прочие фигуры именуются негеральдическими и делятся на естественные (лев, дракон, ангел, молния, звезда и т.п.) и искусственные (стена, меч и т.п.) Иногда из числа естественных фигур выделяют «сверхъестественные» или «фантастические», но такая классификация всегда чревата неуместным анахронизмом, т.к. на протяжении геральдической истории представления о естественности и правдоподобии слишком существенно менялись.

Установлен традиционный набор позиций, в которых предстают геральдические животные. Так, четвероногие могут быть восстающими (вставшими на дыбы), идущими (стоящими на трех лапах, одна из передних поднята в шаге), стоящими (на четырех лапах), скачущими, сидящими, лежащими; другие позиции более редки. Твари также могут быть обернувшимися (глядящими назад) или повернувшими морды к зрителю. При этом позиция понимается условно, без графической фиксации деталей; так, восстающий зверь может равно изображаться опирающимся на обе задние лапы или на одну, значительная свобода допускается в расположении хвоста и т.п. Орел, как правило, предстает фронтально (лишь голова его обращена в профиль), распростершим и воздевшим крылья.

Расцветка гербовых животных часто приближена к природной. Так, большинство медведей – черные (не считая «натуральных», которые также обычно изображались черными). Но в принципе расцветка может быть любой; и лазоревый или полосатый серебряно-червленый львы столь же геральдически корректны, как и золотой.

Детали изображений животных можно выделять цветом, отличным от основного. У каждого из важнейших гербовых животных есть традиционный набор частей тела, наиболее часто выделяемых другим цветом, – так называемые вооружения. У льва это – когти и язык, иногда также зубы и глаза; у коня – копыта, иногда также глаза, грива, язык и хвост, у кабана – клыки, копыта, щетина на спине и иногда язык и гениталии; у орла – клюв, язык, лапы (от «локтя»), и т.п. Животное не обязательно вооружено лишь одним цветом: российский государственный орел имел золотые клювы и лапы, но червленые языки.

Правая (геральдическая) сторона считается передней; когда щит с гербом закрывал левый бок рыцаря, так оно и было. Поэтому живые существа и оружие обычно не принято изображать повернутыми влево, как бы отступающими (если только такой поворот не обусловлен т.н. «геральдическим вежеством», т.е. поворотом навстречу другой фигуре). Однако в русской геральдике (до Кёне) обращенные влево фигуры весьма часты и бегства отнюдь не символизируют.

Щит может быть и многопольным, т.е. разделенным на четыре четверти или же на какие-либо иные близкие по размеру части, в которых расположены самостоятельные геральдические композиции. При этом герб, как правило, считается составным, а каждая из частей щита – содержащей отдельный герб. Исторически такие геральдические построения возникли в результате попадания к одному лицу прав на несколько разных гербов. Позднее возникли многопольные гербы, части которых никогда не употреблялись по отдельности и являются различными гербами лишь в теории. Наиболее типично четверочастное деление, если объединяются два герба, то важнейший занимает первую (геральдически правую верхнюю) и четвертую (левую нижнюю), а менее важный – вторую и третью. Но разнообразие вариантов многопольного деления неисчерпаемо.

II. ПРОЧИЕ ЭЛЕМЕНТЫ ГЕРБА

Помимо щита, в состав герба могут входить шлем, нашлемник, намет, корона (или аналогичный венчающий элемент – бурлет, шапка), щитодержатели, девиз, мантия, а также особые дополнения – награды, должностные знаки и пр.

Шлем в России является принадлежностью родовых и личных гербов. Единственный городской шлем в официальной истории российских гербов был подтвержден Ревелю (ныне Таллинн) в 1730 г. Чаще всего встречается заимствованный из среднеевропейской традиции «турнирный» дворянский шлем – стальной (что в случае со шлемами изображается натуральным серо-синеватым колером), с золотой решеткой забрала и золотыми украшениями. В жалованных гербах XVIII в. встречается и другой тип дворянского шлема, заимствованный из Франции – «закрытый» или «копьевой». Для титулованной знати был предусмотрен серебряный шлем с золотыми украшениями, но часто его место занимал простой дворянский. Не обходилось без исключений: турнирный шлем в гербе графов Головкиных – стальной, без золотых деталей; баронам Вейсманам фон Вейсенштейнам был пожалован золотой шлем, положенный в принципе только членам владетельных династий. Во второй пол. XIX – нач. XX в. в гербы старых русских родов иногда вносились русские шлемы (ерихонки) – стальные с серебряными украшениями для нетитулованных дворян, стальные с золотом для баронов и графов, серебряные с золотом для князей; в гербы Империи, Императора и членов августейшей фамилии вошел т.н. «шлем св. Александра Невского» – парадная царская ерихонка XVII в. В гербах родов восточного происхождения изредка можно встретить ориентальные типы шлемов (князья Чингисы, князья Чегодаевы и др.).

Шлем располагается над щитом, обычно анфас, иногда – в профиль; если шлемов несколько, они поворачиваются навстречу друг другу (при нечетном их числе средний остается повернутым прямо).

Нашлемник – фигура (или несколько фигур), венчающая шлем; чаще всего это плюмаж. Три серебряных страусовых пера стали настолько стереотипными для русской дворянской геральдики, что в сер. XIX столетия пожалование гербов с такими нашлемниками было на время прекращено, и даже при переутверждении старых гербов серебряные перья стали заменять разноцветными. Иные характерные типы нашлемников – рука с мечом (саблей), пара крыльев (т.н. лёт). Над шлемом может повторяться фигура гербового щита, но столь же обычны и нашлемники с совершенно самостоятельными изображениями.

Намёт – шлемовое покрывало, изорванное в клочья и чаще всего изображавшееся в виде прихотливого орнамента, подобного растительному. В большинстве случаев намет имеет верхнюю сторону расцвеченной главной финифтью герба, а подкладку в цвет главного металла. Очень редки примеры намета, украшающего герб самостоятельно, без шлема (как у баронов Фредериксов).

Короны являются атрибутами достоинства, обозначают дворянство или же титул обладателя герба (от баронского до Императорского), иногда – титул, принадлежавший роду в прошлом. В земельных и городских гербах короны указывают на административный статус или на титул, исторически с регионом связанный. В полном гербе дворянская корона, как правило, венчает шлем, так что нашлемник (если он есть) выходит из нее. Баронская и графская короны обычно располагаются между щитом и шлемом и при этом повторяются на шлеме, но могут и занимать лишь одну из этих позиций.

Если шлемов несколько, корона, указывающая на родовой титул, может венчать лишь один из них; в противном случае имеется в виду, что хозяин герба имеет более одного титула. Это правило, однако, было несколько раз нарушено при пожалованиях начала XIX в., а в Финляндии оно не соблюдалось вовсе.

В отличие от титульных корон, обычная дворянская корона могла повторяться в гербе несколько раз и не имела «счетного» значения, т.к. быть дважды российским дворянином было невозможно.

Разновидностью корон являются княжеские шапки. Они могут венчать как щит, так и шлем, но обычное их место – над мантией (см. ниже). Некоторые княжеские роды пользовались особыми типами шапок и корон, отличавшимися от обычных (Черкасские, Ширинские-Шихматовы). Все члены правящей династии помещали в своих гербах Императорскую корону.

Бурлет – жгут, свитый из разноцветных лент (обычно в цвета намета), венчающий шлем вместо короны и служащий дворянским атрибутом.

Если герб изображается в сокращенном виде, то шлем нередко бывает исключен из композиции, а венчающая его корона или шапка оставлена и помещена над щитом. Отделять подобным образом бурлет от шлема в русской геральдике не принято. Но теоретически бурлет представляет собой такой же отдельный структурный элемент герба, как и корона.

Если же шлем увенчан головным убором, вовсе неспецифичным для традиции гербовых корон (меховой шапкой, воинской каской и пр.), этот убор считается частью нашлемника.

Следует заметить, что в Средней Европе бурлет и «закрытый» шлем считались недворянскими, бюргерскими гербовыми атрибутами, в России они были знаками дворянства.

Щитодержатели, или фигуры в опорах щита – почетные элементы герба, в виде существ (ангелов, людей, животных, чудовищ), поддерживающих щит по сторонам. К XIX столетию право на щитодержателей имели только титулованные особы, представитель старого дворянства (VI часть родословной книги), а также те, кому щитодержатели были Высочайше пожалованы в знак особой милости. За редкими исключениями, щитодержатели включались в герб парами – по одному с каждой стороны щита. Щитодержатели имеют подножие (обычно в виде земли с травой или орнаментального цоколя).


Выше слева: самобытный одиночный щитодержатель (воин-татарин) не был «пропущен» в герб дворян Горемыкиных при его официальном утверждении (Высочайше пожалованная версия - ОГ 15, 43 – показана в центре; из этого рода происходил несчастливый российский премьер Иван Логгинович Горемыкин, убитый в 1917 году в собственном поместье. Оба рисунка выполнены автором статьи; реконструкция самобытного герба сделана по печати, принадлежавшей одному из членов рода и относящейся ко второй половине XIX века). Вообще, одиночные щитодержатели довольно часты в самобытных гербах и крайне редки – в Высочайше утвержденных. Cправа - герб, пожалованный автору музыки государственного гимна Всероссийской Империи А.Ф. Львову (ОГ 11, 41).

Ниже слева: лишь на первый взгляд в гербе графов Каменских (ОГ 5, 9) щитодержатель - один: слева под щит «подоткнута» турецкая чалма, заслуживающая полное право быть распознанной в качестве т.наз. немого (т.е. - неодушевленного) щитодержателя. Герб Каменских – единственный в своем роде: в российской официальной геральдической практике немые щитодержатели необычайны.
Крылатые щитодержатели редко нуждаются в подножии. Справа – экслибрис герцога Максимилиана Лейхтенбергского с российским государственным орлом в роли одиночного щитодержателя его герба: супруг Великой княгини Марии Николаевны имел право на такую геральдическую почесть, т.к. пользовался российским титулом Императорского Высочества, пожалованным ему тестем – Николаем Первым. В структурно-функциональном смысле эта птица полностью отлична от орла российского герба, где двуглавый - эмблема внутри щите, а не внешний по отношению к нему атрибут.

В русских городских гербах щитодержатели были редкостью: их утверждение последовало лишь для Выборга (имевшего их еще со шведских времен) и Екатеринодара. Щитодержатели Риги были по недоразумению «засунуты» в щит при перепожаловании герба, Митава (ныне Елгава) пользовалась фигурами в опорах щита без Высочайшего утверждения.

Девиз – изречение (призыв, нравоучительная формула, исторический афоризм и т.п.), помещаемое в гербе на ленте под щитом (гораздо реже – над щитом или вокруг щита), Надпись – черная на серебряной ленте или же согласована со щитом: литеры по цвету соответствуют главной фигуре, лента – полю щита; первое наиболее характерно для гербов, составленных до сер. XIX в., второе – для более поздних. В некоторых гербах девиз теряет значение самостоятельного структурного элемента и помещается в пределах гербового щита (гербы Копьевых, графов Витгенштейнов, две последних версии герба Суворова и др.; вообще подобный прием в гербоведческой традиции не одобряется) или в пределах иной части герба (в Императорском гербе – на краю купола сени).

Пурпурная («багряная», «малиновая») мантия с горностаевой подкладкой, золотыми бахромой и шнурами, характерным образом задрапированная, увенчанная княжеской шапкой и образующая фон для основной части герба, является атрибутом княжеского достоинства. Тем не менее многие нетитулованные дворяне, как владетельного, так и более скромного происхождения, особенно в XVIII в., неофициально пользовались мантиями (обычно под дворянскими коронами) в своих гербах. В 1797 г. право на мантию с княжеской шапкой было распространено Павлом I на роды, произошедшие от удельных князей Древней Руси, но утратившие княжеские титулы; во второй пол. XIX в. эта привилегия стала распространяться на иные роды, имеющие владетельное происхождение; последовало ее признание за некоторыми потомками татарских, кавказских, древнперусских правителей.

Для гербов Империи, Императора и старших по статусу членов династии была установлена сень (мантия-шатер с куполом, традиционный символ суверенной власти; согласно узаконению 1856 г. – «золотая, коронованная Императорскою короною, усеянная Российскими двуглавыми орлами и подложенная горностаем»). Младшие члены династии получили право лишь на золотую, с орлами, мантию.

Кроме того, в гербах могут появляться дополнительные почетные элементы, иллюстрирующие положение обладателя герба в административной иерархии или системе формальных почестей. Наиболее типичные примеры – орденские знаки в личных гербах кавалеров, фельдмаршальские жезлы, расположенные накрест позади щита, в гербах генерал-фельдмаршалов.

В Большом государственном гербе с 1856 г. позади сени помещалась «государственная хоругвь» как особый атрибут верховной власти. Существовали, хотя на практике употреблялись и нечасто, особые женские атрибуты: венок для девиц, «шнур любви» для замужних дам. Их систематическое употребление было введено лишь для членов Императорского дома.

Иногда такие почетные элементы были не стереотипными, а индивидуальными (как пара знамен в гербах графов Чернышовых).

Развитая система подобных дополнений к гербам была установлена Александром II в территориально-административной геральдике. В 1882 г. в Государственный герб, как логическое завершение этой системы, был внесен лаврово-дубовый венок.

Как уже указывалось, воспроизведение герба в сокращенном виде, без одного или нескольких структурных элементов, – частый и вполне допустимый прием. Чрезвычайно типично изображение на предметах дворянского быта только щита под короной или же щита, шлема, короны и нашлемника с исключением намета. Довольно часто в качестве отдельной эмблемы использовалась геральдическая корона, то в одиночку, то над монограммой (так поступали и дворяне, вовсе не имевшие герба). Гораздо более редким в России является использование отдельно взятого нашлемника, обычно с короной достоинства, которая служит ему основанием.


Выше: использование инициалов вместо герба свидетельствует о его отсутствии у владельца знака очень часто, но не всегда.
Слева – два экслибриса, параллельно употреблявшихся Алексеем Петровичем Бестужевым-Рюминым. Верхний – гербовый (см. ОГ 1, 50) и несет родовой девиз «IN DEO SALUS MEA». Нижний – гербовиден и персонифицирован: содержимое щита замещено инициалами хозяина – AB[R], а родовой девиз – личным(?) «SEMPER IDEM»; страус бестужевского герба из нашлемника перемещен на место щитодержателя. Оба книжных знака явно созданs до пожалования Бестужевым-Рюминым российского графского титула (1742) и соответствующих статусных дополнений в их герб (ОГ 1, 19).
Справа: трехгранная печать Василия Ивановича Демидова (третья четверть XVIII в.). На одной грани – его инициалы в картуше под дворянской короной, на другой – Высочайше пожалованный герб (ДС 5, 11), а на третьей – аллегорическая композиция.

На некоторых геральдических памятниках (предметах быта, экслибрисах и др.) второстепенные элементы герба не исключаются, но изображаются в вольной манере, без соблюдения геральдических правил (например, животные-щитодержатели не держат щит, а «гуляют» подле него) и т.д. К подобным вольностям, если они проявлялись в сугубо неофициальной обстановке, гербовая традиция всегда относилась довольно терпимо.


Выше: герб графа Н.П. Румянцева на титульном листе издания «Софийского временника» (1820, гр. А. Флоров) персонифицирован знаками орденов свсв. Андрея Первозванного (на цепи в центре), Анны и Владимира. В композиции опущен (сокращен) шлем, а звери, которые в Высочайше подтвержденной версии (см. ОГ 3, 4) держат щит, показаны выступающими из-за него. Помимо допустимых вольностей в этой стилизации есть и серьезная ошибка: пятнистый барс – геральдически левый щитодержатель румянцевского герба – оказался подменен львом.
Справа: герб российских дворян Крутиковых (ОГ 14, 52), выполненный автором статьи для одной из представительниц рода: присутствуют все составляющие Высочайшего пожалования, хотя и закомпонованные иначе. Геральдика всегда давала хозяевам гербов и их художникам широкую свободу для создания новых, авторских интерпретаций давным-давно существующих гербов, спасая их от омертвения в какой-то одной, раз и навсегда застывшей форме.

* * *

Впервые опубликовано в книге:
Медведев М.Ю. Геральдика // Специальные исторические дисциплины. СПб, 2003.
Текст уточнен и дополнен специально для этой электронной публикации, сделанной с любезного дозволения автора.

[ Обсудить в форуме »» ]

 

© Дмитрий Иванов, учредитель ресурса (2002-2017 гг.). Хостинг: Геральдика.ру.
При полной или частичной перепечатке текстов в Интернете гиперссылка на https://sovet.geraldika.ru обязательна.

SSL