Геральдика сегодня Научно-просветительский ресурс о современном российском герботворчестве
ГЕРАЛЬДИКА СЕГОДНЯ
| о проекте | добавить в избранное | сделать стартовой | написать письмо | карта сервера |

ОТКРЫТЫЙ ГЕРБОВНИК:
интернет-галерея российских гербовладельцев

 
 
Герб наугад:
БОГДАНОВЫ, Москва (2008)

ЛИЧНЫЕ И РОДОВЫЕ ГЕРБЫ
» Право на герб и традиция
» Гражданские гербы сегодня
» Гербы дворян: вчера и всегда
» Записки о родовой геральдике
» Дворянский герб: лицом к лицу

ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ РОССИЯ:
» - регионы и муниципалитеты
» - герб России на самом деле

ГИЛЬДИЯ ГЕРАЛЬДИЧЕСКИХ ХУДОЖНИКОВ:
» О гильдии
» Художники

НАУКА ГЕРАЛЬДИКИ
» Азы и основы
» Геральдическое чтение
» --

СПЕЦПРОЕКТЫ
» Геральдика в шедеврах
» Геральдический Петербург и вокруг
» Музей рязанской геральдики
» Геральдическая Москва
» Геральдический Иран
» Русская дворянская пуговица

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РФ:
» - Российской империи
» О геральдическом ведомстве
» Федеральные законы и указы
» Ведомственные акты
» Региональные законы и акты
»
 

ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЙ СОВЕТ
при Президенте РФ

Всë о геральдической службе России
 

 
ГЕРАЛЬДИЧЕСКОЕ ХУДОЖЕСТВО СЕГОДНЯ
 
 
 
ВСЕ АНОНСЫ RUSSIAN HERALDRY ВОПРОС? ФОРУМ ПОИСК:
версия страницы, оптимизированная для печативерсия для печати

К истории возникновения Жалованных грамот лейб-компанцев при Елизавете Петровне

[ 14.10.2003 ] // В.И. Федорова

К истории возникновения Жалованных грамот лейб-компанцев при Елизавете ПетровнеОсуществленный в ночь с 24 на 25 ноября 1741 г. бескровный переворот побудил цесаревну Елизавету Петровну совершить беспрецедентный поступок, коему не было примера ни в прошлой, ни в последующей российской истории.

Сам факт переворота отражен во многих архивных, эпистолярных, мемуарных и литературных источниках. Примером могут служить записки графа А.Р. Воронцова, фельдмаршала графа Миниха, князя Я.П. Шаховского, а также документы, воссоздающие отдельные моменты воцарения Елизаветы, такие как «История л-г. Преображенского полка», т.2 (1725-1801 гг.) и др.

Особый интерес, однако, представляют донесения французскому Двору маркиза де ла Шетарди и лейб-медика принцессы Жана-Армана Лестока.

«В пять часов с половиной утра означенного дня императрица объявила себя полковником всех гренадерских полков и капитаном роты всех гренадер, о чем 31 декабря 1741 г. издала высочайший Манифест.
В день переворота она раздала всем солдатам, собравшимся в городе, по рублю и повелела угостить их вином и водкой в изобилии» (Донесение Шетарди // Сб. РИО, т.96, 1741, с.124).

В упомянутом Манифесте Елизавета изъявила желание оказать особую милость всем, кто участвовал в возведении ее на престол.

Однако эта милость распространялась, прежде всего, на всю гренадерскую роту Преображенского полка, которая стала называться Лейб-компанией, т.е. личной охраной императрицы, а рядовые гренадеры были возведены в потомственные дворяне, причем для каждого из них была создана новая отличительная от всех прочих войск униформа.

Яркие мундиры офицеров, сержантов и гренадер были покрашены в определенные цвета: зеленый, красный и черный, с золотыми и серебряными дополнениями. Каждый из лейб-компанцев награждался землями и душами крестьян общим числом 14 000; таким образом, на одного человека приходилось по 29 душ. Земли раздавались в имениях разжалованных в свое время графа Головкина и князя Меншикова.

Всех новоявленных дворян Герольдия по высокому повелению должна была вписать в дворянские книги и сочинить всем родовые гербы. Из 364 имен лейб-компанцев 109, как получившие дворянский титул, а следовательно право на собственный герб, впервые были названы в «Сборнике биографий кавалергардов», напечатанном в Петербурге в 1901 г. под редакцией Панчулидзева. В «Общем гербовнике» были названы 55 имен гренадеров, и только у С.Н. Тройницкого в фундаментальном труде «Гербы лейб-компании обер-унтер-офицеров и рядовых» (СПб, 1913) упоминались поименно с краткими биографическими данными 307 гренадеров, представленных к дворянскому званию с правом создания личного герба. Остальные 57 имен составляли высшие чины, уже имевшие собственные родовые гербы. Однако лишь 220 лейб-компанцев получили жалованные грамоты и собственные гербы. 87 гербов не было создано, т.к. некоторые из награжденных к тому времени умерли, а их потомки не возбудили ходатайства на получение гербов награжденных родственников. Другая часть лейб-компанцев, принадлежавшая к старинным дворянским фамилиям, не представила соответствующих бумаг о своих родовых гербах, не был окончательно решен вопрос с княжескими гербами, и, наконец, в число не получивших грамот и гербов не вошли душевнобольные и злоумышленники, оказавшиеся в заключении.

В Манифесте от 31 декабря 1741 г. Елизавета повелевала: «сделать гербы по апробированному от нас рисунку, а которые есть из дворян и тем в гербы их прибавить сей новый герб и приготовить надлежащие дипломы к подписанию нашему».

Спустя год, 15 октября 1742 г., в высочайше утвержденном докладе Сената было внесено в утвержденный проект герба дополнение - девиз л.-компании: За верность и ревность. Руководил созданием лейб-компанских гербов коллежский советник Василий Ададуров. По его проекту щит любого лейб-компанского герба был разделен на две равные половины: в черном поле было изображено золотое стропило с наложенными на него тремя горящими гранатами, находившимися между тремя серебряными звездами. На гренадерской шапке, венчающей шлем и щит, два пера: красное и белое. В противоположной части щита изображены символы с отличительными фамильными признаками награжденного.

В связи с созданием более 300 гербов и дипломов в Сенате возникла необходимость увеличения штата живописцев и прочих мастеров и подмастерьев.

С 1725 г. в Герольдмейстерской конторе существовал лишь один живописный мастер, к которому по требованию бывшего тогда герольдмейстерского товарища графа Санти и по приговору Правительствующего Сената сверх штата был прикреплен живописный подмастерье. Таким образом, уже при Санти «у сочинения гербов находился живописный мастер из шляхетства Иван Чернавский да подмастерье Петр Гусятников».

С 1738 г. вместо Санти делами Герольдии стал заниматься Конрад Геннингер, а в 1741 г. его заменил Иоганн Гейнцельман, в помощники ему был дан уже упомянутый Василий Ададуров, который, судя по документам, впоследствии «обретался один у сочинения гербов лейб-компанцев». Ададуров компоновал и утверждал первоначальные проекты гербов, о чем свидетельствуют его подписи на сохранившихся эскизах.

7 февраля 1743 г. Ададуров, получив задание на создание 300 гербов и грамот, посылает в Сенат прошение «об увеличении числа живописцев» для реализации этого проекта. В том же году ему в помощь предписывается Яков Юрьев Петрулев. Вторым помощником Ададурова становится Матвей Мусикийский, живописных дел подмастерье из Кадетского корпуса, сын миниатюриста Петровской эпохи Григория Мусикийского. В 1750 г. было создано около 200 гербов и дипломов. Всего в их создании участвовало от 20 до 30 человек. Среди них были живописных дел ученики из Канцелярии от строений - Максим Арганецкий и Иван Милюков, из Кадетского корпуса - Иоганн Тангауер и Вернер, из Инженерного корпуса - Моисей Беркхем, Иван Дункель и Федор Задуйский, из Конюшенной канцелярии - Дмитрий Сальников и Никита Быков, бывший подмастерье Оренбургской губ., а также Федор Яковлев, Петр Иконников, Степан Акимов и др.

Все вышеназванные ученики «в гербовном рисовании надлежащего искусства не имели» и более 3-х месяцев обучались «украшению сочиненных патентов и дипломов». Помимо живописцев над созданием дипломов трудились писцы: Иван Андреев из Питейной конторы, из Московской большой таможни Сергей Федоров и Алексей Ребров, из Камер-коллегии Петр Завьялов, из Крепостной конторы Андрей Андриановский и Троицкий из Монетной канцелярии.

Окончание всех работ планировалось осуществить к восьмой годовщине воцарения Елизаветы, т. е. к 25 ноября 1749 г.

Однако вся работа в силу ряда причин не была исполнена к сроку. Поэтому 29 ноября 1751 г. в Канцелярию ее величества поступила «Премория» лейб-компании за подписанием первых изготовленных 193 дипломов, одобренных графом Алексеем Разумовским. Все дипломы, исполненные по вышеназванному образцу, контрасигнировал канцлер граф А. Бестужев-Рюмин. Писался каждый диплом на 4-х или 6-ти «пергаминных» листах, переложенных «бруснишною» тафтою, был переплетен в форме книги и «оболочен золотою парчею по померанцевой земле», прошит шнуром красного шелка с золотом, с кистями и варворками золотыми с приложенною на том шнуре в серебряном вызолоченном ковчеге средней государственной красного воска печатью. При запечатании в Коллегии иностранных дел указывался каждый раз порядковый номер диплома или патента лейб-компанцев.

В собрании Отдела истории русской культуры имеется единственный образец лейб-компанской жалованной грамоты, дарованной Осипу Свешникову. Документ поступил в Эрмитаж из Исторического отдела Государственного музея Этнографии в 1950 г. Грамота датирована 1751 г. и запечатана Коллегией иностранных дел под номером 1085. Она представляет собою документ на четырех пергаментных листах рукописного текста с печатью в золоченом ковчеге. На титульном листе ее изображен на золотом картуше российский герб с цепью ордена Андрея Первозванного и на стилизованных золоченых крыльях 6 гербов - по 3 на каждом крыле, причем, на правом из них - гербы Казанского, Астраханского и Сибирского ханства, а на левом - царства Польского, Таврического и великого княжества Финляндского.

Собственный герб Свешниковых отмечен на одной из половин щита семью свечами, расположенными ступенью.

В архиве РГАДА имеются биографические данные Осипа Григорьевича Свешникова (род.1703 - ум. до 1762), сына мелкопоместного дворянина, унтер-офицера драгунского Мурзенкова полка Григория Васильевича Свешникова. Осип Свешников родился в Опочке Псковской провинции Новгородской губ., в 1722 г. был взят на службу из недорослей в Белогородский пехотный полк, а по достижении 25-летнего возраста, определен в гренадерскую роту Преображенского полка.

Не все новоявленные помещики, получив от щедрой Елизаветы души крестьян и земли, достойно приняли новый образ жизни. Некоторые из них зачастую издевались над своими крепостными и конфликтовали с соседями, нередко становились главарями разбойничьих шаек.

Однако императрица словно не знала об этом. На протяжении всего ее царствования, в каждую годовщину ее воцарения, т.е. 25 ноября, весь корпус лейб-компанцев приглашался во дворец, где устраивался пышный прием на 300 кувертов с «серебряною изрядной работы посудою», на специально сооружаемых по случаю вензельных столах в виде двойной литеры Е, богато убранных цветами и пирамидами, вблизи трона императрицы и в примыкающих к нему галереях, расположенных «надлежащим порядком по чинам». А над окнами при этом красовались «всех российских провинций написанные преизряднейшей живописною работаю гербы» (КФЖ).

Последнее подобное празднество состоялось в 1760 г., однако уже на следующий год больная императрица изменила традиции и устроила скромное торжество во внутренних покоях дворца без приглашения посторонних.

Спустя три месяца после смерти Елизаветы в недолгое царствование Петра III лейб-компания расформировывается, о чем издается указ «О распределении корпуса лейб-компании по другим местам». Лейб-компанцам дается право либо выбрать иной полк для дальнейшего прохождения службы, либо добровольно выйти в отставку. Через десять лет при Екатерине II издается другой указ «Об имениях, остающихся после служивших лейб-компанских чинов во владение их жен и прочих наследников». При последующих российских правителях жалованные грамоты на дворянство выдавались, как правило, «по заслуженным чинам», а не за ревностное верноподданничество, как это случилось с гренадерами Преображенского-полка.

[ Обсудить в форуме »» ]

 

© Дмитрий Иванов, учредитель ресурса (2002-2018 гг.). Хостинг: Геральдика.ру.
При полной или частичной перепечатке текстов в Интернете гиперссылка на https://sovet.geraldika.ru обязательна.

SSL