Геральдика сегодня Научно-просветительский ресурс о современном российском герботворчестве
ГЕРАЛЬДИКА СЕГОДНЯ
| о проекте | добавить в избранное | сделать стартовой | написать письмо | карта сервера |

ОТКРЫТЫЙ ГЕРБОВНИК:
интернет-галерея российских гербовладельцев

 
 
Герб наугад:
КИСЕЛЁВЫ, Москва (2006)

ЛИЧНЫЕ И РОДОВЫЕ ГЕРБЫ
» Право на герб и традиция
» Гражданские гербы сегодня
» Гербы дворян: вчера и всегда
» Записки о родовой геральдике
» Дворянский герб: лицом к лицу

ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ РОССИЯ:
» - регионы и муниципалитеты
» - герб России на самом деле

ГИЛЬДИЯ ГЕРАЛЬДИЧЕСКИХ ХУДОЖНИКОВ:
» О гильдии
» Художники

НАУКА ГЕРАЛЬДИКИ
» Азы и основы
» Геральдическое чтение
» --

СПЕЦПРОЕКТЫ
» Геральдика в шедеврах
» Геральдический Петербург и вокруг
» Музей рязанской геральдики
» Геральдическая Москва
» Геральдический Иран
» Русская дворянская пуговица

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РФ:
» - Российской империи
» О геральдическом ведомстве
» Федеральные законы и указы
» Ведомственные акты
» Региональные законы и акты
»
 

ГЕРАЛЬДИЧЕСКИЙ СОВЕТ
при Президенте РФ

Всë о геральдической службе России
 

 
ГЕРАЛЬДИЧЕСКОЕ ХУДОЖЕСТВО СЕГОДНЯ
 
 
 
ВСЕ АНОНСЫ RUSSIAN HERALDRY ВОПРОС? ФОРУМ ПОИСК:
версия страницы, оптимизированная для печативерсия для печати

Гербовое отделение сенатского Департамента Герольдии в начале XX века

[ 30.01.2004 ] // Н.П. Ерошкин

Гербовое отделение сенатского Департамента Герольдии в начале XX векаВступившая с конца XIX столетия в эпоху империализма Россия сохраняла феодальную политическую надстройку - самодержавие (абсолютизм), а его социальной опорой являлся класс помещиков-дворян и дворянская, в основном, бюрократия. Изменения в социальной опоре самодержавия после первой русской революции (второй шаг по пути к буржуазной монархии) не изменили значения дворянства в политическом строе России. «До февральско-мартовской революции 1917 года, - писал В.И. Ленин, - государственная власть в России была в руках одного класса, именно: крепостнически-дворянско-помещичьего...»(1).

Даже в эти последние десятилетия своего существования самодержавие придавало огромное значение учету состава дворянства, юридическому оформлению его привилегий. Эти задачи осуществлял Департамент Герольдии - структурная часть одного из высших государственных органов царской России - Правительствующего Сената. Он имел следующие функции:
1. Заведовал делами о дворянстве и дворянских книгах, т.е. рассматривал права на дворянское достоинство, титулы князей, графов и баронов, а также на почетное гражданство с соответствующей выдачей актов о принадлежности этих прав: грамот, дипломов и свидетельств;
2. Рассматривал дела о перемене фамилий всех этих категорий лиц;
3. Пересматривал решения бывшей Герольдии(2) в случае жалоб;
4. Пояснял и подтверждал законы, относящиеся к департаменту;
5. Занимался сочинением гербов, составлением гербовников дворянских родов и городов, выдачей копий с гербов и родословных, составлением списков дворянам, лишенным дворянского достоинства(3).

Всей технической стороной изготовления этих дворянских грамот, дипломов, гербов и копий с родословных заведовало учрежденное в 1857 г. при канцелярии Департамента Герольдии Гербовое отделение.

Уделявший много внимания возвышению разлагавшегося в условиях кризиса крепостничества дворянского сословия Николай I еще в 1830-е гг. не раз делал замечания Герольдии за то, что изготовленные ею дворянские акты и гербы составлялись «без вкуса и знания», «очень дурно» и ставил в пример соответствующую деятельность Герольдии Царства Польского(4). 4 мая 1836 г. последовало предписание министра юстиции Д.В. Дашкова о необходимости изготовления Департаментом Герольдии дипломов «с бОльшим тщанием и искусством»(5).

12 июля 1848 г. Герольдия была преобразована в Департамент Герольдии с соответствующим увеличением штата и компетенции(6). На этот новый сенатский департамент было возложено множество задач по учету дворянского сословия, его сословных прав и привилегий, ревизии деятельности местных дворянских корпораций. В отличие от Герольдии, где техническим оформлением грамот, дипломов и составлением гербов занималась небольшая группа лиц, в Департаменте Герольдии этими вопросами ведала целая экспедиция (3-я). Однако слабая разработка русской геральдики, плохое знание ее сенатскими чиновниками, отсутствие технических навыков в составлении соответствующих актов и сочинении гербов отражались на их качестве и по-прежнему вызывали гнев царя. В 1850 г. Николай I через министра императорского двора кн. П.М. Волконского поручил составить гербы империи и членов императорской фамилии не Департаменту Герольдии, а помощнику начальника 2-го отделения Эрмитажа барону Борису Васильевичу Кёне, более известному своими трудами в области истории античности и нумизматики(7).

Особый комитет под председательством главноуправляющего II отделения Собственной е.и.в. канцелярии и председателя департамента законов Государственного совета гр. Д.Н. Блудова (в состав комитета входили министры юстиции и императорского двора) в конце Крымской войны подготовил проект учреждения при канцелярии Департамента Герольдии особого «геральдического отделения» во главе с товарищем герольдмейстера(8). При обсуждении этого проекта в соединенных департаментах государственной экономии и законов в 1856 г. отделение было названо Гербовым, а его глава – управляющим(9). После одобрения законопроекта общим собранием Государственного совета он был утвержден Александром II 10 июня 1857 г.(10). На учрежденное этим законом Гербовое отделение возлагалась задача «правильного составления гербов и вообще всех актов, коих изготовление требует знание геральдики». Назначаемый высочайшим приказом по представлению министра юстиции управляющий отделением должен быть ученым-знатоком геральдики, иметь все необходимые познания, «чтобы давать в случае официальных запросов надлежащие сведения по предметам гербового отделения». Ему предписывалось создать при отделении специальную библиотеку, а также архив родословных и других документов с коллекцией слепков с российских и иностранных гербов. В отличие от чисто канцелярского состава служащих соответствующей экспедиции Департамента Герольдии, состав Гербового отделения комплектовался из компетентных в области геральдики лиц. Это были управляющий, двое чиновников при нем, секретарь, двое художников, библиотекарь и архивариус(11). Помимо непосредственной работы по изготовлению дипломов, грамот, гербов и копий с родословных на отделение возлагались и вопросы разработки геральдической науки с изданием соответствующих исследований. На пороге вступления на путь капиталистического развития официальная самодержавно-дворянская Россия проявляла повышенный интерес к качеству актов и эмблематики, свидетельствующих о благородстве происхождения и заслугах перед Россией ее дворянского сословия.

В сенатской бюрократической иерархии управляющий Гербовым отделением и тем более его подчиненные занимали невысокое место. Если сенаторы пребывали в III-IV классах «Табели о рангах», а герольдмейстер в IV классе, то управляющий отделением находился лишь в V классе (статский советник)(12) с довольно скромным жалованием (в 1914 г. 3300 руб. в год или 275 руб. в месяц); секретарь был в VIII классе, художники в X-XIII, библиотекарь в IX и т.д.(13)

Изданная одновременно с учреждением Гербового отделения специальная инструкция министра юстиции устанавливала порядок изготовления гербов по нескольким этапам:
1) прошение дворянина в Департамент Герольдии об изготовлении герба;
2) решение общего собрания этого департамента и определение Сената, которым предписывалось управляющему Гербовым отделением техническая разработка герба;
3) в процессе подготовки к изготовлению герба один из чиновников при управляющем отделении собирал все необходимые сведения о дворянском роде просителя, о характере его занятий;
4) далее следовало само изготовление герба в Гербовом отделении; согласно указу 27 июля 1797 г. составлялось также «описание» герба и сообщались сведения о происхождении данного дворянского рода(14);
5) проект герба утверждался на собрании Гербового отделения (начальник, чиновники), а затем и герольдмейстером;
6) заготовленный проект герба подносился министром юстиции на «высочайшее утверждение»;
7) утвержденный герб передавался министром юстиции герольдмейстеру для «исполнения», т.е. выдачи его просителю.
До 1867 г. дворяне получали герб в так называемом дипломе, который содержал полное описание герба с рисунком в конце. Подлинник диплома передавался просителю, а в деле Департамента Герольдии оставался формуляр с экспозицией герба. Очень высокая стоимость подлинника диплома с гербом задерживала получение многими дворянами их гербов. Идя навстречу пожеланиям дворян, царское правительство установило законом 12 июня 1867 г. выдачу просителям вместо дорогостоящих дипломов копий гербов с оставлением их подлинников в Гербовом отделении и с последующим включением каждого из этих подлинников в «Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи» (начиная с 13 части)(15).

Первым управляющим Гербовым отделением был Б.В. Кене, известный рядом работ по геральдике и генеалогии(16). При нем возобновилось после двадцатилетнего перерыва составление очередных частей Общего гербовника (в 1863 г. была утверждена XI часть, 1882 г. - XII, 1885 - XIII). Высочайшим повелением 12 июня 1870 г. издание Общего гербовника было прекращено, и экземпляр каждой последующей части поступал в архив Департамента Герольдии(17).

Расцвет деятельности Гербового отделения связан с периодом деятельности во главе его в 1886-1914 гг. крупного историка русского дворянства и специалиста по генеалогии и геральдике Александра Платоновича Барсукова. Это был историк консервативных воззрений, твердо уверенный в огромной государственной пользе своей деятельности. В разборе исследования П.Н. Петрова «История родов русского дворянства» (Спб., 1886, ч. I) он писал, что разработка родословий российских дворян крайне необходима «для выяснения важной роли наших родовых фамилий в судьбах России»; эти труды, считал он, «благотворно действуют на общественное самосознание»(18). В период его руководства Гербовым отделением здесь были составлены шесть частей Общего гербовника (XIV - 1890 г., XV - 1895 г., XVI - 1901 г., XVII - 1904 г. и XVIII - 1908 г., и XIX - 1914 г.)(19).

А.П. Барсукова сменил на посту управляющего Гербовым отделением Владислав Крескентьевич Лукомский, с 16 июня 1914 г. как исполняющий должность, а с 30 марта 1915 г. уже как управляющий(20). Он и явился последним управляющим этого отделения вплоть до закрытия и упразднения Сената. К моменту назначения на этот пост В.К. Лукомский был не только чиновником Департамента Герольдии и членом присутствия Гербового отделения. Это был широко образованный ученый (окончил в 1906 г. юридический факультет Петербургского университета, в 1909 г. Петербургский археологический институт), крупнейший специалист по гербоведению и геральдике, автор ряда блестящих трудов по этим наукам, член Русского генеалогического общества в Петербурге, Историко-родословного общества в Москве(21).

Начало XX века ознаменовалось оживлением деятельности Департамента Герольдии. Политическая реакция 1880-начала 1890-х гг. возродила притязания дворян на укрепление экономических и политических, классовых и сословных позиций. Требования дворянства особенно настойчиво прозвучали в петициях в связи со столетием Жалованной грамоты дворянству 1785 г.(22) Идя навстречу этим притязаниям, правительство Александра III сделало «шаг назад» в сторону дореформенного дворянства(23), проведя законодательным путем ряд мер по укреплению его позиций. В этом же направлении действовало и созданное 13 апреля 1897 г. бюрократическо-дворянское Особое совещание по делам дворянства(24).

Однако в силу капиталистического развития России, возрастала неоднородность состава основного класса-сословия дворян-помещиков, шел процесс его ослабления. Теряя экономическое положение и некоторые привилегии, представители дворянства все чаще и чаще обращались в поисках их подтверждения в сенатский Департамент Герольдии. Усиливалась тяга их и к внешним атрибутам «благородного» дворянского происхождения: родословным, дворянским дипломам, грамотам, утверждению гербов. Дворянство искало исторического обоснования своего владения землей, своего особого привилегированного положения в государстве.

Буквально накануне первой русской революции высочайше утвержденным мнением Государственного совета 6 июня 1904 г. на герольдмейстера было возложено ведение общей для всей империи дворянской родословной книги(25). Значительно оживилась в этот период и деятельность Гербового отделения. Оно было занято, в основном, изготовлением проектов гербов и для представителей высшей бюрократии, и для получавших потомственное дворянство плутократических элементов, и для новоявленных дворян из мелких чиновников и интеллигенции.

9 марта 1906 г., еще будучи первым российским премьером (председателем реформированного Совета министров) С.Ю. Витте обратился в Сенат с прошением о составлении для него графского герба(26). 11 апреля 1906 г. вопрос этот рассматривался в общем собрании Департамента Герольдии, а потом поступил в Гербовое отделение, где был составлен проект соответствующего герба, а затем рассмотрен на собрании отделения в составе А.П. Барсукова и М.В. Лоренца. Пройдя последующие инстанции, герб был утвержден Николаем II(27). Что представлял из себя этот графский герб? В его описании сказано следующее: «В лазоревом щите стоящий на задних лапах золотой лев с червлеными глазами, языком и когтями. Он опирается правой лапой на золотой ликторский пук, а левой - держит серебряную оливковую ветвь. В вольной золотой части щита - черный государственный орел с червленым щитком на груди, на коем вензелевое изображение имени государя императора Николая II. Щит украшен графскою короною и увенчан дворянским коронованным шлемом. Нашлемник: два черных орлиных крыла, намет - лазуревый с золотом». Описание было снабжено пояснением. Здесь отмечалось, что ликторский пук - это законность - основная практическая деятельность Витте, оливковая ветвь - исполненное им высокое поручение (Портсмутский мир), орел - символ возведения его в графское достоинство(28). В приложенной справке отмечалось, что у предка С.Ю. Витте, прусского дворянина и ротмистра Эрнеста фон Витте, перешедшего на российскую службу в 1816 г. в гербе были также оленья голова и колосья(29).

Еще в конце XIX в. в Департамент Герольдии обратились дальние родственники другого будущего российского премьера - П.А. Столыпина - Павел, Настасья и Афанасий Столыпины с просьбой об изготовлении для них копии с родословной. Эта процедура была более простой. После определения Сената (17 декабря 1898 г.) герольдмейстер дал распоряжение Гербовому отделению изготовить эту копию с родословной (13 января 1899 г.), а уже 21 января она была выдана просителям(30). В пореформенной России появилась сравнительно небольшая категория бюрократии, которая добивалась высоких чинов и дворянства не государственной службой, а через благотворительность. Наживая на банковской, железнодорожной, коммерческой и иной капиталистической деятельности большие состояния, они жертвовали в престижные, обычно возглавляемые членами императорской фамилии, благотворительные общества значительные суммы, т.е. брали на себя большую часть расходов царской и казенной благотворительности, а за это самодержавие награждало благотворителей из буржуазии орденами, чинами, дворянством, не допуская, впрочем, как правило, их до государственной службы.

Очень интересна в этом отношении история изготовления герба яркого представителя российской плутократии действительного статского советника Лазаря Соломоновича Полякова. Это был крупный железнодорожный делец-миллионер 1860-1880-х гг. Уже на первом этапе своей деятельности (строительство Курско-Харьковской железной дороги) он становится почетным членом попечительства детских приютов Рязанской губернии, агентом Ардатовского отделения попечительства о бедных. Это приносит Полякову орден св. Станислава 3-й степени (1870 г.) и должность коммерц-советника (1872 г.). Соответственно доходам росла и поляковская благотворительность, щедро вознаграждаемая орденами и чинами. За попечительство в Московском совете детских приютов он получает Станислава 2-й степени, св. Анны 2-й степени; за попечительство Мариинского приюта Братолюбивого общества, снабжение в Москве неимущих квартирами и особые труды по организации антропологической выставки в Москве - чин статского советника (1880 г.), и по ходатайству того же Братолюбивого общества орден св. Владимира 4-й степени (1882 г.) (орден, дававший по всем степеням потомственное дворянство). Деятельность в попечительстве о тюрьмах сделала Полякова действительным статским советником (1883 г.) и принесла ему орден св. Владимира 3-й степени (1886 г.). С того же года он стал управляющим контролем Попечительного совета всех заведений общественного призрения в Москве. «За отличную и усердную службу и особые труды» по ведомству «Императорского Человеколюбивого общества» он получил орден св. Станислава 1-й степени (1896 г.), что повлекло за собой включение его в 3-ю родословную книгу российского потомственного дворянства. Сам Александр III высказал Л.С. Полякову «благоволение» за полезные труды по Всероссийским промышленно-художественным выставкам 1882 и 1888 гг. Помимо российских орденов, он имел и иностранные (турецкие, персидские, бухарские, румынские).

В начале 1905 г. Л.С. Поляков обратился в Сенат с прошением об изготовлении ему диплома на дворянское достоинство с соответствующим гербом для него самого и его потомства. Определением Сената 7 апреля 1905 г. дело поступило в Гербовое отделение, которое довольно быстро разработало проект герба, рассмотрело на своем собрании (А.П. Барсуков, М.В. Лоренц) и передало на утверждение герольдмейстеру, а затем и Николаю II, уже 9 июня. В составленном А.П. Барсуковым описании герба Л.С. Полякова сказано: «Щит четвертчастный. В первой и четвертой лазоревых частях золотой лев с червлеными глазами и языком, держащий в лапах три серебряные стрелы. Во второй и третьей золотых частях - червленое крылатое колесо. Щит увенчан дворянским коронованным шлемом. Нашлемник: пять страусовых перьев, из коих среднее и крайние - лазуревые, второе и третье - золотые. Среднее перо обрамлено серебряной геометрической фигурой из двух соединенных треугольников. Намет: лазурный с золотом. Девиз: «Бог моя помощь» золотыми буквами на лазурной ленте». Составитель глубокомысленно добавил: «на страусовых перьях - звезда Соломона и геометрические фигурки из двух треугольников». В «пояснении» сказано: «Крылатое колесо в гербе действительного статского советника Лазаря Полякова указывает на его строительную железнодорожную деятельность, а серебряные стрелы (в лапах льва) как часть герба города Орши - на родину Поляковых». Гербовое отделение обсудило герб Л.С. Полякова 30 июня 1905 г. его утвердил герольдмейстер, а затем и Николай II. Диплом с гербом был выдан Л.С. Полякову 3 декабря 1905 г.(31)

Несмотря на продворянскую политику Александра III и Николая II дворянские привилегии сужались. Это вынуждало часть потомственных дворян более внимательно относиться к внешним атрибутам своей сословной принадлежности. За 1856-1916 гг. дипломы и гербы получили 2094 потомственных дворянина, среди которых можно найти Комиссарова-Костромского («спасителя» Александра II во время выстрела Д.В. Каракозова), железнодорожного предпринимателя и экономиста И.С. Блиоха, министра императорского двора и уделов Александра III, графа И.И. Воронцова-Дашкова (только графский герб 1893 г.), Л.С. Полякова и его старшего брата Я.С. Полякова (тайного советника), петербургского обер-полицмейстера и градоначальника 1860-1870-х гг. Ф.Ф. Трепова, купеческую фамилию Третьяковых, немецкого капиталиста-предпринимателя на юге России Фальц-Фейна и др.(32) Только за 1912-1914 гг. через Гербовое отделение прошли 102 дела по изготовлению грамот и дипломов на потомственное дворянство(33).

За время руководства А.П. Барсукова и В.К. Лукомского Гербовое отделение превратилось в своеобразное научное учреждение. Его сотрудники занимались научной разработкой истории и теории российской геральдики и генеалогии. Во время службы в Департаменте Герольдии и на посту управляющего Гербовым отделением В.К. Лукомский написал и издал ряд исследований по геральдике («О геральдическом художестве» - «Старые годы», 1911, февраль и отд. изд.; Русская геральдика. Руководство к составлению и описанию гербов. Пг., 1915; ряд справочных изданий (Справочник родов Царства Польского. Спб., 1911; Малороссийский гербовник, Черниговское дворянство. Спб., 1914), несколько работ по истории гербов и родословных отдельных дворянских родов (Герб рода Романовых. М., 1913; Несколько слов о гербе Савеловых. М., 1916; Родословие дворян Митусовых. Спб., 1914) и др. При Гербовом отделении сложилась довольно значительная библиотека, только русский отдел которой насчитывал до 500 редчайших источников и исследований по русской геральдике и генеалогии(34).

С 1914 г. в Гербовом отделении проводилась работа по подготовке реформ этого отделения, направленная на усиление публикаторской деятельности, повышение техники изготовления дипломов, грамот, гербов(35).

Свержение самодержавия не изменило деятельности Правительствующего Сената и всех его составных частей. Для пришедшей к власти буржуазии Сенат был хранителем законности и порядка, прочным молом, о который разобьются волны революции. В мае 1917 г. Департамент Герольдии стал именоваться Третьим департаментом, но внутри его мало что изменилось(36). Известный архивист и историк, управляющий Московским архивом Министерства юстиции Д.Я. Самоквасов подал на имя товарища министра юстиции А.А. Веревкина записку о государственных цветах, доказывая, что таковыми могут быть алый, черный, лазоревый, синий и золотой(37). Однако Гербовое отделение продолжало свою деятельность по старым еще дореволюционным образцам и цветам. В одной из своих деклараций (9 июля) Временное правительство даже пообещало: «В стремлениях к последовательному проведению в жизнь страны начал гражданского равенства Временное правительство издает в ближайшем будущем постановление об уничтожении сословий, а равно и об окончательном упразднении гражданских чинов и орденов, за исключением жалованных за боевые заслуги отличия»(38). Как и большинство других обещаний, высказанных Временным правительством в его декларациях, это тоже оказалось не выполненным. В течение всего 1917 г. Сенат исправно выполнял свои функции, связанные с Департаментом Герольдии. Несколько изменился только порядок утверждения его решений. Постановлением от 13 мая 1917 г. Временное правительство отменило порядок утверждения дворянских гербов императором и установило, что отныне гербы частных лиц окончательно утверждает Сенат, а гербы городов и учреждений, через министра юстиции, - Временное правительство(39). В 1917 г. были окончательно решены дела по пяти гербам, выданы копии 45 гербов. На 1 октября 1917 г. в рассмотрении присутствия Гербового отделения находилось шесть дел, в Департаменте Герольдии (3-м) на утверждении - 8 гербов, 7 дипломов и одно дело на потомственное почетное гражданство; ожидало выдачи копий гербов 43 дела, родословных три дела. Всего же в производстве Гербового отделения за месяц до социалистической революции находилось 68 дел(40).

Ряд дел по гербам Сенат утвердил буквально в день вооруженного восстания в Петрограде 25 октября. Уже Военно-революционный комитет низложил Временное правительство и провозгласил власть Советов, уже В.И. Ленин выступил на заседании Петроградского совета с исторической речью и вооруженные отряды рабочих, солдат и матросов готовились к захвату последнего оплота буржуазного правительства - Зимнего дворца, а на Сенатской площади в здании Сената утверждались дипломы на потомственное дворянское достоинство горного инженера, начальника Алтайского горного округа Федора Тарасовича Петрова, в гербе которого была изображена золотая кирка между двумя серебряными горами(41). Одновременно был утвержден проект герба московского купца Михаила Никифоровича Бардыгина, возведенного в потомственное дворянство вместе с женой и тремя дочерьми «в воздаяние выдающейся благотворительной деятельности» еще указом Николая II в июле 1915 г. В присутствие Гербового отделения проект был представлен через год 9 июля 1916 г. В этом гербе значились «черный Меркуриев жезл, а в главе щита золотая о пяти лучах звезда». По неизвестным причинам утверждение герба купца Бардыгина в Сенате задержалось до 25 октября 1917 г.(42)

Некоторые дворянские гербы были утверждены Сенатом 22 ноября 1917 г.(43), т.е. в день принятия Советом Народных Комиссаров «Декрета о суде», упраздняющего старый суд во всех его звеньях (включая и Правительствующий Сенат)(44). В Петрограде установилась Советская власть, шел процесс создания аппарата наркоматов, а в здании Сената в этот день проходила привычная процедура утверждения дворянских гербов Мамантовых, Козловых, Коваленских, Ильиных и Акро.

Василия Ильича Мамантова Сенат признал потомственным дворянином с правом внесения в 3-ю часть родословной книги и выдачей свидетельства на это достоинство с копией герба еще 18 октября, исходя из заслуг его деда С.С. Мамантова, крупного чиновника Собственной е.и.в. канцелярии в XIX в. Журнал присутствия Гербового отделения 16 ноября в составе управляющего В.К. Лукомского и членов Акселя Оскаровича Гернета и Алексея Васильевича Тарусина отразил решение этого дела: «подготовить проект герба рода Мамантовых по составленному рисунку и представить на утверждение Правительствующего Сената». В гербе Мамантовых находились золотой полумесяц рогами вверх и две золотые звезды. Соответствующее решение по этому делу принял 22 ноября 1917 г. и Сенат. Для Департамента Герольдии (3-го) это было последнее заседание(45). Характерно, что это заседание происходило через две недели после декрета ВЦИК и СНК от 11 ноября 1917 г. «Об уничтожении сословий и гражданских чинов», согласно которому упразднялись не только сословия и гражданские чины, но и всякие звания (в том числе и дворянское), титулы (княжеские, графские и др.). Статья 5 декрета передавала все сословные учреждения, дела производства и архивы в ведение соответствующих городских и земских самоуправлений(46).

13 апреля (нового стиля) состоялось постановление Наркомата Юстиции, по которому Гербовое отделение было преобразовано «для научных целей» в Гербовой музей(47). Его управляющим остался крупнейший в стране специалист по геральдике В.К. Лукомский. С 1 июня 1918г. этот музей оказался в ведении Главного управления архивным делом(48).

После Великой Октябрьской социалистической революции, когда потеряли значение все сословные различия, дворянские гербы и сопутствующие им материалы сохранялись как исторические источники. И заслуга В.К. Лукомского заключалась в сохранении для науки соответствующих материалов и документов вначале в форме Гербового музея при Ленинградском отделении Центрального государственного архива, а затем (с 1931 г.) Кабинета вспомогательных дисциплин того же архива(49). Все эти материалы сохраняются и в ЦГИА СССР.

Исследование этих документов имеет большое значение для изучения отечественной истории.

Ссылки и примечания:

1. Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.31, с.133.
2. Так с 80-х гг. XVIII в. называлась существовавшая с времен Петра I (1722 г.) Герольдмейстерская контора.
3. Свод законов Российской империи. Изд. Неофиц. 1913, т.1, кн.IV, гл.II, ст.21.
4. ЦГИА, ф.986, оп.1, д.56, л.1.
5. ЦГИА, ф.1343, оп.15, д.3, л.1.
6. 2ПСЗ, т.23, №22263, 22578.
7. Его важнейшие труды этих лет: Исследование об истории и древностях Херсонеса Таврического. Спб., 1848; Описание европейских монет Х, XI и XII вв., найденных в России. Спб., 1852.
8. ЦГИА, ф.1343, оп.15, д.56, л.1-2.
9. ЦГИА, ф.1152, оп.4, д.286, л.54; там же, оп.5, д.101, л.39.
10. 2ПСЗ, т.32, №31975.
11. Там же.
12. С 12 января 1893 г. управляющий уже не назначался «высочайшим приказом», его назначал просто министр юстиции с согласия министра имп. двора.
13. ЦГИА, ф.986, оп.1, д.56, л.83.
14. ПСЗ, т.24, №18081.
15. 2ПСЗ, т.45, №44686.
16. В. de Koehne. Recherches sur 1’origine de plusieurs maisons souveraines d’Europe. Berlin, 1863.
17. История Правительствующего Сената за двести лет. 1711-1911, т.IV. Спб., 1911, с.386.
18. Барсуков А. Обзор источников и литературы русского родословия. Спб., 1887, с.1. Кроме названного исследования, представлявшего собой текст его доклада, прочитанного на заседании историко-филологического отделения Академии наук 9 декабря 1886 г., Барсукову принадлежит ряд других исследований по геральдике («Герб Августа Шлецера». Спб., 1891), истории дворянства («Род Шереметевых», т.1-8, Спб., 1881-1904; Российское благородное собрание в Москве. М., 1886, 1901), а также общей истории (Воеводы Московского государства XVII в. Спб., 1897; Десятник Пензенского края. 1669-1697. Спб., 1897; Рассказы из русской истории XVIII в. Спб., 1885 и др.).
19. Лукомский В.К., Тройницкий С.Н. составили указатель к 18-ти частям Общего гербовника (Спб., 1911); ими же был составлен «Список лицам, высочайше пожалованным дипломами на дворянское достоинство Всероссийской империи и Царства Польского», Спб., 1911.
20. ЦГИА, ф.986, оп.1, д.77, л.47, 49, 53.
21. Подробную характеристику трудов В.К. Лукомского см.: Каменцева Е.И., Устюгов Н.В. Русская сфрагистика и геральдика. Изд.2-е. М., 1974, с.26-28; Каменцева Е.И. Научная деятельность В.К. Лукомского и его роль в развитии вспомогательных исторических дисциплин.- В кн.: ВИД. т.XVII. Л., 1985, с.343-357.
22. Карелин А.П. Дворянство в пореформенной России 1861-1904 гг. М., 1979, с.258-261.
23. Ленин В.И. Полн.собр.соч., т.21, с.81.
24. Соловьев Ю.Б. Самодержавие и дворянство в конце XIX века. Л., 1973, с.251, 275-276, 291.
25. 3ПСЗ, т.24, №24703.
26. Графский титул С.Ю. Витте получил 18 сентября 1905 г. «в воздаяние его заслуг перед престолом и отечеством и отличное выполнение возложенных на него поручений первостепенной важности» (Витте. Воспоминания, т.2. М., 1960, с.472).
27. ЦГИА, ф.1343, оп.49, д.273, л.2-2об., 5-5об.
28. Там же, л.6, 11.
29. Там же, л.19.
30. Там же, д. 1651, л.1-3.
31. Там же, оп.49, д.1342, л.1-16.
32. Там же, оп.49.
33. Там же, ф.986, оп.1, д.56, л.10об.-20.
34. Каталог библиотеки Гербового отделения Департамента Герольдии Правительствующего Сената. Русское отделение. Пг., 1916, 52с.; дополнение 1-е, Пг., 1917, 50 с.
35. ЦГИА, ф.986, оп.1, д.77, л.47об.-48.
36. Это переименование было «высочайше утверждено» еще Николаем II 26 декабря 1916 г., но вступило в действие Постановлением Временного правительства 21 мая 1917 г. СУ 1917, №114, ст.618.
37. ЦГИА, ф.1343, оп.15, д.115, с.30.
38. Известия Петроградского совета от 9 июля 1917 г., с.4.
39. СУ 1917, №114, ст.618.
40. ЦГИА, ф.986, oп.1, д.56, л.21.
41. Там же, ф.1343, оп.49, д.1331, л.24-28.
42. Там же, д.66, л.4, 9, 11.
43. Там же, ф.986, оп.1, д.56, л.24.
44. СУ 1917, №4, ст.50 (Декреты Советской власти, т.1. М., 1957, №85).
45. ЦГИА, ф.986, оп.1, д.77, л.53; ф.1343, оп.49, д.1040, л.4-4об.
46. Декреты Советской власти, т.1. М., 1957, №52.
47. ЦГИА, ф.986, оп.1, д.77, л.55.
48.Известия Петроградского совета от 8 июня 1918 г. №116.
49. ЦГИА, ф.986, оп.1, д.77, л.81; «Архивное дело», вып.28-29, 1932.

[ Обсудить в форуме »» ]

 

© Дмитрий Иванов, учредитель ресурса (2002-2018 гг.). Хостинг: Геральдика.ру.
При полной или частичной перепечатке текстов в Интернете гиперссылка на https://sovet.geraldika.ru обязательна.

SSL